Blob

Пришла пора прощаться

Ну что ж, господа. Пришла пора умирать - ЖЖ полностью уничтожается как сервис. Зачем, почему и кому это нужно - понятно (а если нет - рекомендую ознакомиться с мнением Константина Крылова).

Я здесь давно уже не пишу, и потому скорее всего ЖЖ мой удалят. Посты я сохраню и буду хранить где-нибудь.

Если вы желаете меня почитывать или хотя бы знать, что я жив - я пишу в Контакте.

Бывайте, вы все мне очень нравились. Мы еще свидимся.
Кнехты

Кухмистерские истории

Друзья мои, вот и настал страшный момент, когда я наконец пал окончательно и бесповоротно. Дело в том, что я собираюсь совершить саму непростительную в социальных сетях вещь, самое бездарное и низкое дело - я собираюсь рассказать вам свои впечатления от ресторана.
Я осознаю, как вы в отвращении отшатываетесь от экрана, поэтому заодно я расскажу вам о трех престранных вещах, случившихся со мной в ресторане русской кухни "Московская Кухмистерская".

Collapse )

Кнехты

Диккенс и все мы

Guardian пишет, что в теракте в Ницце погибли и мусульмане. На SKY News какой-то комментатор проникновенно рассказывает, что теракт сыграет на руку исламофобам и ультраправым. В твиттере идиоты щебечут о том, что нельзя судить этих детей природы нашей меркой, у них самобытная культура и религия, а вообще вам стоит #PrayForNice.

А ведь все это уже было. В 1852 году Диккенс опубликовал свой роман "Холодный Дом" - и предугадал там типаж, который мы имеем счастье наблюдать каждый Божий день.

Эпизодический персонаж романа, миссис Джеллиби живет с дочерьми и мужем в разваливающемся, темном доме. Дочери ее живут без матери, муж ее на грани самоубийства... а миссис Джеллиби все пишет и пишет бесконечные письма, отвечает на бесконечные телеграммы и спасает мир.

Каким образом? Да вот вам цитата: "Миссис Джеллиби, — начал мистер Кендж, становясь спиной к камину и устремляя взор на пыльный каминный коврик, словно на нем была написана биография упомянутой дамы, — миссис Джеллиби — это особа с необычайно сильным характером, всецело посвятившая себя обществу. В разные времена она занималась разрешением чрезвычайно разнообразных общественных вопросов, а в настоящее время посвящает себя (пока не увлечется чем-либо другим) африканскому вопросу, точнее — культивированию кофейных бобов… а также туземцев… и благополучному переселению на берега африканских рек лишнего населения Англии."

Главное дело в жизни миссис Джеллиби - помощь несчастным африканским туземцам в далекой земле Бориобула-Гха. Туземцам очень не хватает цивилизации, и добрая и отзывчивая леди хочет послать им английских нищих, дабы они возделывали там кофе и учили туземцев доброте. Очевидно, нищие не горят желанием туда ехать, но, думаю, цепь на шее - это убедительный аргумент.

Миссис Джеллиби никак не участвует в жизни своего дома - дочери ее с ней толком не разговариваю, муж пребывает в чудовищной депрессии. Единственная, кто хоть как-то интересует филантропа - ее старшая дочь, Кэдди. Девушка вынуждена писать десятки писем под диктовку матери, она вечно залита чернилами и тихо ненавидит мать, отца, Африку и далекую землю Бориобула-Гха.

Но миссис Джеллиби не обращает на это внимание - ведь нищих в Англии много, туземцы страдают, а филантропическая деятельность отнимает так много сил. Дом ее приходит в упадок, муж буквально бьется головой об стену, а миссис Джеллиби все скребет и скребет перышком, вздыхая над судьбой туземцев далекой земли Бориобула-Гха.

Диккенс был незлым человеком, поэтому даже для миссис Джелиби все кончается хорошо (ну, насколько может все хорошо кончится в романе Диккенса). Кэдди, спасаясь от полубезумной матери, выходит замуж, и начинает сдавать внаем кареты. У нее рождается дочь, но она оказываетя глухонемой. Впрочем, Кэдди не отчаивается, и наслаждается хоть какой-то свободой от мамаши. Миссис Джеллиби, конечно, возмущена таким низким заработком - но у нее есть новое дело.

" В колонии Бориобула-Гха она разочаровалась — затея потерпела неудачу, потому что бориобульский царек вдруг решил обменять на ром всех колонистов, вернее — тех, кому удалось выжить в тамошнем климате, — но теперь миссис Джеллиби принялась добиваться того, чтобы женщины получили право заседать в парламенте, и Кедди говорила мне, что эта новая миссия требует еще более обширной корреспонденции, чем старая."

И вот в этих строках Диккенс просто пророчествует. Миссис Джеллиби живы и вокруг нас. Глухонемая девочка, трупы на улицах Парижа, Ниццы или Брюсселя? О нет, это не столь важно - ведь где-то, в далекой земле Бориобула-Гха, туземец пьет горький ром и возделывает кофейное зерно; а рядом умирает от малярии английский нищий. Цивилизация идет по миру широкими шагами, и в туземец приезжает в Лондон, Париж, Москву - ведь он дитя природы, ему можно и нужно сочувствовать.

Ром он пить не перестанет (это его традиционный напиток!), рабство он не осудит (сегодня ты, завтра я, белый господин), кофе сгниет на корню, а английский нищий сможет поболеть малярией и дома.

Кэдди будет лежать грудой тряпья на асфальте, мистер Джеллиби наконец повесится, дочери Джеллиби попадут в любящие руки туземцев и научатся искусствам резьбы по мясу далекой земли Бориобула-Гха...

А миссис Джеллиби все будет и будет скрипеть перышком, отсылая бесконечные письма всем заинтересованным в деле цивилизации и прогресса.

В конце концов ведь если туземцы все перевзрываются, всегда можно будет начать кампанию за право женщин заседать в парламенте.

Скрип-скрип, миссис Джеллиби.


Кнехты

Грядущая простота

Я очень велеречив, но по большей части просто ради смеха. Сложные, длинные предложения позволяют впихнуть в разговор кучу отсылок и мелких шуточек - а я такое очень ценю. Хотя иногда других людей такая манера раздражает - что я прекрасно понимаю.

Думаю, кстати, что вскоре подобный стиль отомрет. Причина? Интернет.
Есть такая настольная игра - Eclipse Phase. Это экстраполяция всех современных трендов плюс немного постапокалипсиса. И есть там деталь, которая меня даже немного царапнула - цитаты больше не имеют ценности. Каждый человек постоянно подключен к сети и имеет доступ ко всему массиву информации человечества, а его "муза" - программка-секретарь - сама вылавливает нужные цитаты и выделяет цитаты в речи собеседника. В этом мире память и начитанность уже не столь ценимы, эрудиция превратилась в раздражающую привычку обращаться к заемной мудрости. Сами понимаете, чем меня это царапнуло.

Но, видимо, именно это в будущем и случится. Постоянная связь и легкодоступность информации попросту заставят исчезнуть нужду в цитатах. Думаю, изменится сама структура разговора - и изменится в самом главном. Я думаю, что в будущем люди будут говорить короткими, рублеными предложениями. Они будут говорить запросами.

Ведь если любую информацию можно будет найти в сети, что приобретает ценность? Ценность приобретает умение быстро и точно формулировать запрос, что позволит отсечь тонны ненужной информации в поиске. Причем, думаю, умению делать запрос будут учить в школах, с самого детства - иначе мозг просто расползется под невероятным количеством информации.

Мало того, это может повлечь за собой и еще один признак классового разделения - велеречивость. Человек высших классов, с детства обученный формулировке и умению вести беседу, будет говорить коротко, ясно, точными фразами - не только для собственного удобства, но из уважения к собеседнику. Если фраза будет коротка и ясна, это позволит собеседнику легче найти информацию, которую ему только что передали.

А низшие классы будут говорить как я - с отступлениями, сложносочиненными предложениями, красиво, долго... и бесполезно.

И молодой яппи, выходя из звездолета, поморщится, услышал: "Как говорил великий и несравненный Сократ, казненный за отрицание богов в великих Афинах: "Я знаю, что я ничего не знаю.". Яппи неприязненно посмотрит на техников, пьющих обогащенный кислородом дешевый напиток из одноразовых банок, и позвонит отцу.

"Отец. Я дома. Грусть от разлуки - в ноль. Скоро встреча. Радость." - ровно проговорит он в динамик.

И отец заплачет от счастья.
Кнехты

Книжная читка

Я не ценитель рэпа.

Во времена моей юности мы в школе делились на рэперов и рокеров, и я принадлежал к последним. В сердце 13-летнего меня звучала "Ария" и бархатные переливы голоса Кипелова, которым он выкрикивал "ДУМАЮ ВЫ ЗНАЕТЕ ТАКОЕ ЧИСЛО КАК ШЕСТЬ ШЕСТЬ ШЕЕЕЕЕСТЬ". В школе передавали друг другу легенды о том, что "какие-то металлисты избили тусу репперов", и все радостно в них верили - ведь должны где-то быть герои металла, чьи косухи чернее ночи, а волосы подобны львиным гривам. Живьем их никто не видел, но ведь должны же они быть?

Собственно, рэп я послушал толком лишь после окончания школы и не был впечатлен. Да, речитатив - дело крутое, но тексты явно оставляли желать лучшего.

А потом я услышал рэп-баттлы. Это было довольно интересно и отдавало эстетикой поединка скальдов, поэтому я послушал их довольно много.

И вот что меня очень позабавило. Американский рэп-баттл работает на хвастовстве в категории "крутости". "Я всажу в тебя пулю, ублюдок, тянул два срока, и оттяну третий, потому что я из Комптона, а ты даже не убил ни единого копа". Это вполне понятные претензии warrior poetry. Так какой-нибудь конунг бросал противнику в лицо "я слышал, ты даже не истребил ни единого рода". Противник багровел лицом, грыз щит и рубил мебель.

А вот русский рэп-баттл оказался соревнованием в другой категории - кто из нас начитаннее и умнее. Русские рэпперы не размениваются на глупые негритянские терки. "Ты сидел? А я список кораблей прочел до середины и с Чайльд-Гарольдом дошел до Темной Башни, ПИДОР".

Причем, как бы русские рэпперы не пытались косить под гопников и street scum, с лица их не сходит печать хорошего воспитания и обширной домашней библиотеки. Они, конечно, иногда борятся за титул "самого опасного посетителя местной гимназии", но вскоре сами устают и привычно бросают в лицо противнику: "Отрежу тебе яйца, как Абеляру, где твоя Элоиза, ПИДОР?!".

Потому что рэп - это серьезное дело. Дуракам его оставлять нельзя.


Кнехты

(no subject)


Вот что в современном мире точно испортилось и измельчало - так это порок и разврат.
Такие красивые, завлекающие слова. А на деле что? Ну захочу я опиоидами ставиться - так это будет даже не порочно, а просто грязно. Лежишь в серым лицом, в глазах морось экрана телевизора, настроенного на пустой канал, и слюна течет. Что это такое вообще, зачем это?

Я бы еще может ходил в китайскую опиумокурильню, чтобы бонтонно лежать на циновке, видеть в клубах дыма другие миры, а вокруг чтоб, словно химеры во снах, сновали маленькие китайцы с желтыми, чахоточными лицами. И чтобы я не знал, где мои химеры, а где китайчонок Ли, подошедший срезать с меня кошелек.

Но нет, только баян, только какое-то дерьмо в кастрюльке.

А уж про разврат даже говорить смешно. Разврат это дело довольно некрасивое, потом еще и противно будет. Но раньше-то это кое-как скрадывалось тем, что разврат был где-то в тенях, можно было потешить воображение, можно было вообразить, как нетвердым шагом выходишь из курильни, кошелька нет, но друг-студент, увлеченный нигилизмом, получил от папеньки довольствие, и можно будет занять. Или с ним пойти, и слушать, как он в борделе рассказывает про девочек: "А что, она тоже мясо просто, можно нож взять и ведь ничего не будет, пусто на небесах...". Это хоть какой стиль.

А теперь что? Порнхаб? Сайт "досуга"? Разврат, прекратив быть запретным плодом, утерял львиную долю притягательности.

А вывод какой? А такой, что люди, распространяя разврат и порок в пику традиционному обществу, обесценили эти две замечательные вещи.

И пощечина общественному вкусу обернулась ударом под дых китайчонку Ли и нигилисту с бритвой. И они пропали.

А без них - какой разврат?
Кнехты

Я забыл истоки, друзья

Этот ЖЖ, считай, мертв. Мертв он от моей лени, смешанной с перфекционизмом - раз уж отнимать время у жжистов, то большими, качественными постами. А их надо писать. А это лень и сложно.

Поэтому я переместился со своей писаниной в контакт. Там психологически легче писать небольшие постики, и нет такого желания перфекцеонизма.

Поэтому, господа, если вам было интересно меня читать, ничто не мешает продолжить. Ниже я перепощу сегодняшний текстик, и дам ссылку на профиль.

Спасибо, что читали меня. Мне было очень приятно.

Collapse )
Кнехты

Я наконец понял это стихотворение

Если бы кто-то меня спросил,
Как я чую присутствие высших сил —
Дрожь в хребте, мурашки по шее,
Слабость рук, подгибанье ног, —
Я бы ответил: если страшнее,
Чем можно придумать, то это Бог.
Сюжетом не предусмотренный поворот,
Небесный тунгусский камень в твой огород,
Лед и пламень, война и смута,
Тамерлан и Наполеон,
Приказ немедленно прыгать без парашюта
С горящего самолета, — все это он.
А если среди зимы запахло весной,
Если есть парашют, а к нему еще запасной,
В огне просматривается дорога,
Во тьме прорезывается просвет, —
Это почерк дьявола, а не Бога,
Это дьявол под маской Бога
Внушает надежду там, где надежды нет.
Но если ты входишь во тьму, а она бела,
Прыгнул, а у тебя отросли крыла, —
То это Бог, или ангел, его посредник,
С хурмой «Тамерлан» и тортом «Наполеон»:
Последний шанс последнего из последних,
Поскольку после последнего — сразу он.
Это то, чего не учел Иуда.
Это то, чему не учил Дада.
Чудо вступает там, где помимо чуда
Не спасет никто, ничто, никогда.
А если ты в бездну шагнул и не воспарил,
Вошел в огонь, и огонь тебя опалил,
Ринулся в чащу, а там берлога,
Шел на медведя, а их там шесть, —
Это почерк дьявола, а не Бога,
Это дьявол под маской Бога
Отнимает надежду там, где надежда есть.

Дмитрий Быков
Кнехты

"Буржуа Ноль" - Уильям Гибсон

Отвратительно жить в тварном мире, пацаны. Всем ясно что Мир Полдня откладывается надолго и надо умерить ожидания. Это разумно и ожидаемо. Но ведь самое обидное что даже дистопия выходит ужасной.
Да, мы все давным давно живем в киберпанке. А что тут такого? Вот он, вокруг нас. Чего вам не хватает?

Огромные мегаполисы, связанные всемирной сетью. Примат медиа и сетевых технологий, офисные дроны, покупающие еду в автоматах и кафе огромных мировых корпораций. Аркологии спальных районов, в которых по ночам бродят банды молодых ребят, у каждого из которых в кармане коммуникатор, через который он получает новые шутки, новостные поводы и просто заряды ненужной информации. Китайские хакеры достигают новых вершин шпионажа, а анонимные хакерские группировки регулярно упоминаются в новостях. Прокси-войны, ведущиеся практически в прямом эфире, дешевые сигареты, аптечные наркоманы, варящие в тесных квартирах синтетические наркотики на конфорке и снимающие свое разложение на хай-тек камеры.
А вы чего думали? Что по темным улицам будут ходить уличные бойцы с нейропарализаторами? Что в Сиэттле и ульях Токио никогда не бывает свежего утра, солнечного лета или игр детей среднего класса в библиотеках? Что небо действительно вечно будет цвета экрана телевизора, настроенного на пустой канал?
Вот это самое противное - что в реальном мире нет эстетики саморазрушения общества. Что всемирной корпорации не нужно захватывать мир, создавать убийственные вирусы для имплантов, запускать массовый гипноз через скачиваемые приложения - чтобы обладать чудовищной властью и богатством достаточно продавать человечеству горячий кофе в каждом населенном пункте. Даже не нужно содержать личную армию генномодифицированных наемников - лучше найти еврея-адвоката. Эволюция придумала энфорсера куда эффективнее бритого штурмовика, обколотого стимуляторами и с проводами в голове.

Ну есть у некоторых корпораций частные армии. Ну есть полуфеодальные структуры у "Газпрома". Но они же не правительство свергают - так, рейдят что-то и катаются по Москве со стволами. Но мало ли кто катается.

Короче, нет даже эстетичного тлеющего технофашизма, есть только будни.
И не то чтобы в будущем будет лучше. Да, сингулярность придет и мы все изменимся. Но не сильно - суть то та же.

Проснется человек, зевнет, имплант выбросит ему в вены одобренную сетевым сообществом рекламщиков и креативных единиц смесь стимуляторов. В описании было написано что этой смесью создатель пользуется уже больше года и сумал написать несколько рекламных постов, получивших стандартный индекс интереса целевой аудитории плюс 10 единиц, заверено ботом-арбитром сообщества. Давно уже рекорд во временном окне сразу после обеденного перерыва. На волне успеха создатель запустил партизанскую вирусную рекламу косметических операций, но оказалось что он начитался НЛП и не побрезговал вписать в кампанию вторичный слой, рекламирующий энергeтические напитки. Слой был вскрыт начинающей группой медиков-нейропастов, и незадачливый создатель стал изгоем в среде рекламщиков. Все же есть границы. Но смесь то хуже не стала, ведь так?

Человек почувствует прилив креативной энергии, во время душа пошлет через меш пост с цитатой о творцах прошлого в специальное сообщество для стоящих в душе, и все время, потирая себя качественной мочалкой-массажером, будет ждать сообщений о реакции. Это даже не камменты или картинки - это пакеты данных о том, у скольких процентов прочитавших поднялся уровень эндорфинов в мозгу. Если больше 2 процентов - это уже повод для гордости. Доставил людям радость, получил свои призовые эндорфины и репутацию непростого человека.

Пошел на работу. Отработал, написал хорошие посты, пообщался с людьми, поругал правительство.

Пошло? Конечно, пошло. И не то чтобы все были такие бессмысленные дроны, не то чтобы нечастные вейджслейвы умирали в офисах. Хорошие ребята, крепкий средний класс, пишут книги, производят контент, в меру вольнодумны. И интересных вещей тоже будет полно.
Вот к примеру, выходя из дома, человек посетует на то что в канале района до сих пор не зашили дыры от последней атаки сообщества художников-мемофутуристов. Мемофутуристы ребята действительно интересные, неординарные, смелые. Вот только через пару циклов они развалятся, потому что их гуру умрет от дегенеративной костной болезни, вызванной тем, что он когда-то сделал себе генную операцию и отрастил костные наросты на спине. Третья такая операция в мире, еще только учились. Умер человек ради прогресса.
Чтобы почтить метра, часть мемофутуристов запустит мем-популяризатор идеи, и отколется в субкультуру костяных скульпторов. В группе художников останутся только фанатики, люди неострожные, и когда они будут ломать канал в очередной раз, их накроет отряд прямого действия "Дия Громовика", ультрарадикальной палеофашисткой группировки, пускающей своих штурмовиков в сеть лишь после установки блокирующего эндорфины импланта. Иначе они получают удовольствие от просмотра Сети Чернобога. Вольным художникам выжжет мозги и их отправят в работный дом имени Героев Второй Белорусской Кампании, где их приспособят под вычислители для соседнего Автономного Университета Математической Философии.

Все будет. Просто мы то от этого уличными самураями не станем. Какая мерзость, господа.